Сбор средств

Показаны сообщения с ярлыком врач. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком врач. Показать все сообщения

пятница, 26 августа 2016 г.

Михайлов Валерий Васильевич



Михайлов Валерий Васильевич 01.03.1947




















Челябинск. В 1971 году окончил Челябинский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело». Работал в отделении травматологии челябинской городской больницы № 1. В 1974 году стал врачом хоккейной команды «Трактор» (1974-1979, 1981-1987, 1994-2002). Работал спортивным врачом хоккейных команд: «Металлург-2» (Магнитогорск), «Кристалл-Югра» (город Белоярский, ХМАО), «Сокол» (Красноярск), «Арлан» (Кокчетав), юниорской сборной России по хоккею. И также челябинской гандбольной команды «Полёт». «Мечел» 1992-1994, 2014.

Профессия - спортивный врач
(Из      очерка Алексея Дубинина)
Давно уже челябинские болельщики не видели такого хоккея - азартного, искрометного. Игроки «Трактора» самозабвенно теснили несколько опешивших столичных динамовцев. Матч проходил как бы на одном дыхании.
Во время очередного игрового момента Владимир Суханов резко повернулся, и что-то хрустнуло в позвоночнике...
Тренер уже начинал давать установку на заключительный период, когда донельзя расстроенный хоккеист подошёл к врачу: «Валерий Васильевич, не могу играть!»
Пользуясь тем, что перерыв между периодами затянулся из-за детских состязаний на льду, Валерий Михайлов быстро произвёл обезболивание, пытаясь возвратить игрока в строй. Не помогло.
Спорт есть спорт. Ни один из его видов без травм не обходится. Тем более они не редкость в спорте профессиональном. Вот почему настоящие спортсмены привыкли едва ли не с благоговением относиться к врачу команды. Именно от него во многом зависит, вернётся ли в строй форвард, подойдёт ли к ответственным соревнованиям в необходимой форме атлет, избавится ли от психологической усталости стрелок.
Как же приходят люди в спортивную медицину? Эта отрасль самой гуманной на свете сферы деятельности человека очень специфична. И требует не только всесторонних знаний, доброты, деликатности, но и мгновенной реакции, не хуже, чем у спортсмена.
Валерия Михайлова судьба никогда не баловала. В маленькой семье он да мать - особого достатка не имелось. Мама - рабочая на «Станкомаше» - зарабатывала не так уж много.

В 11 лет Валерий поступил в Свердловское суворовское, училище. Но это - первая ступенька к армии, значит, необходима физическая закалка. В стенах училища практикуются развивающие виды спорта - гимнастика, лыжи, бег, а также специфический армейский - стрельба.
Попробуй быть плохим спортсменом, если командиром роты у тебя отличный баскетболист Иван Ильич Мельников! Правда Валерий предпочёл секцию гимнастики и вскоре получил третий разряд. А сколько кругов накрутил он на лыжах возле Каменных палаток! Недовольный результатами подопечных, комроты сам надевал лыжи и в понедельник, среду и пятницу выводил суворовцев на очередную 10-километровую гонку. Так и набегал Валерий Михайлов ещё один третий разряд.
В 15 лет он остался сиротой. Вполне возможно, на состояние болевшей матери подействовала и разлука с сыном. Не тогда ли возникла у Валерия мысль посвятить себя исцелению людей?
Окончив училище с золотой медалью, Михайлов решил поступать в Военно-медицинскую академию. Решение как громом поразило командование училища. «Невоенное дело, - считали они. - Вот танковое, общевойсковое или лётное...» Было ещё одно объяснение такой позиции: незадолго до этого кто-то из суворовцев тоже хотел стать военным медиком, но провалился на вступительных экзаменах. Получать очередной нагоняй начальству училища не хотелось.
Но Валерий с помощью преподавателей всё-таки настоял на своём. Их поехало пятеро - из двух параллельных рот. Надо сказать, что Свердловское училище к тому времени расширилось. Хрущёвские реформы по сокращению армии оставили в стране лишь девять суворовских училищ из шестнадцати, поэтому на Урал приехали доучиваться ребята из Саратова, Новочеркасска, Ставрополя.
Именно из их числа были поехавшие поступать вместе с Михайловым Ян Асеев и Александр Яковенко. Из пяти друзей экзамены выдержали четверо.
Но два года обучения в академии оказались ещё одним экзаменом - на выносливость. Постоянные поездки к болевшим родным, стремление помочь привели к тому, что у самого Михайлова начало прыгать давление. Выбор невелик - либо начать лечение с непредсказуемым результатом, либо комиссоваться. Валерий Васильевич выбрал второе - слишком уж «гуманитарен» он оказался для армии. И перевёлся на третий курс Челябинского медицинского института. Специализацию тоже долго не искал: его интересовала только появившаяся тогда нейрохирургия. Но судьба распорядилась иначе, и хирургические пристрастия привели его в травматологию.

А вот со спортивной медициной Валерия столкнул интересный случай. Отлично учившийся, занимавшийся общественной работой, Михайлов был Ленинским стипендиатом. Но по заведённому тогда порядку на курсе планировалось не более одного стипендиата. Там, где учился Валерий, их оказалось двое. Потому его просто срезали на экзамене, поставили четвёрку и отняли стипендию. Так что, придя к опекавшей его тёте, которой всегда отдавал деньги, он просто развёл руками.
Помогли друзья, рекомендовав его в городской физкультурный диспансер. Так в 1969 году Михайлов появился в спортивном клубе «Алмаз» завода имени Серго Орджоникидзе. В его обязанности входил контроль за занимавшимися физкультурой и спортом, рекомендации тренерам. Приходилось трудновато, однако, главное, он приобретал неоценимый опыт. Правда, три года после окончания института ему пришлось поработать по специальности в городской больнице.
Но после октябрьских праздников 1974 года жизнь Михайлова круто изменил телефонный звонок. Пришедший в «Трактор» новый старший тренер, опытнейший Анатолий Михайлович Кострюков, искал нового врача. И тут в городском физкультурном диспансере вспомнили о молодом дельном практиканте.
Валерий Васильевич согласился, хотя и понимал, что придётся повышать уровень знаний, более плотно заниматься спортивной медициной, изучать методы восстановления спортсменов. Предстояло наблюдать за состоянием и способствовать тому, чтобы игрок находился в хорошей форме: не было перенапряжения и перетренированности.
Потому, воспользовавшись декабрьским перерывом в чемпионате страны, Михайлов поехал в Москву, на розыгрыш турнира на приз «Известий». Его первым наставником стал врач хоккейной сборной страны Олег Маркович Белаковский. Они в дальнейшем поддерживали дружеские и деловые отношения. Олег Маркович рекомендовал для игроков «Трактора», входящих в сборную, нормативы нагрузок, восстановительные препараты, физиотерапевтические процедуры. А когда Кострюков поинтересовался мнением Белаковского о новом враче, то услышал в ответ: «Толк будет. Наш человек».
Первый этап работы с «Трактором» длился 11 лет. За это время Валерий Васильевич не только стал первоклассным спортивным медиком. Закончив заочно аспирантуру в Москве, принялся за диссертацию о спортивном травматизме. Но, к сожалению, так и не закончил ее. А жаль! Немало полезных уроков вынесли бы из неё многие специалисты и спортсмены.

Травмы, - считает Валерий Васильевич, - результат физического и морального состояния. Вспомните, как играли Макаров и Быков: множество матчей почти без травм. Лишь однажды Славе сломали руку. Но ребята всегда действовали грамотно, хорошо ориентировались на площадке и соответственно выбирали позицию. Настоящие мастера предвидят травмы, и если всё же нужно «подставиться», делают это, получая минимальные повреждения. Другое дело - таким спортсменам выпадают большие нагрузки, что приводит к нервному утомлению.
Вообще, необходимы собранность, осмотрительность. Игрок должен помнить, что расслабиться, отдохнуть, снизить бдительность он может только на скамейке. Наш хоккей - это острые коньки, твёрдая, летящая с огромной скоростью шайба, жёсткая пластиковая клюшка, которая может превратиться в копье или секиру при грязной игре и ударе исподтишка.
В 1987 году дела в «Тракторе» пошли, как известно, совсем плохо. Руководство решило сменить тренерскую бригаду - Шустова, Пыжьянова и Перегудова. Команду принял вернувшийся из Казани Геннадий Фёдорович Цыгуров, который произвёл полную «смену караула», в том числе и врача.
Так Валерий Васильевич Михайлов оказался в гандбольном «Полёте», где до того и ставки-то врача не было - команду на общественных началах курировала кафедра спортивной медицины. Теперь врачу приходилось опекать не 25 человек, как в хоккее, а вполовину меньше. Изменился и характер возможных повреждений. Гандбол - тоже контактный, но менее травмоопасный вид спорта, - резюмирует Валерий Васильевич. - Однако в общей сложности за пять лет мне пришлось иметь дело примерно с двумя тысячами травм разной степени тяжести. Какие-то приходилось лечить в амбулаторных условиях, проще говоря, прямо в команде, какие-то - в поликлинике, а некоторые - и в стационаре. Но всё же это не хоккей, который я бы поставил на второе-третье место по травмоопасности. В «Полёте» я, к примеру, не сталкивался с вывихами плеча, как в хоккее. Зато в порядке вещей - вывихи пальцев. Гандбольный мяч - твёрдый, летящий со страшной скоростью, подобен кирпичу! Опять же взрывная скорость, быстрая смена направлений бега - это повреждения голеностопа, растяжения и надрывы сухожилий, особенно ахиллова.

Подобным образом на тренировке сборной России перед выездом за рубеж повредил ахиллово сухожилие Александр Поляков. И нам с массажистом Александром Ивановичем Синельниковым давались рекомендации врача сборной по скорейшему восстановлению спортсмена.
С «Полётом» разделил Валерий Васильевич триумф тех лет: дважды - из Сеула-88 и Барселоны-92 - привёз в Челябинск золотые олимпийские медали призванный в сборную «полётовец» Валерий Гопин.
В «Полёте» пережил он страшную трагедию: гибель старшего сына Александра в огненном вихре Ашинской катастрофы...
Когда-то Саша частенько бывал у отца, в раздевалке хоккеистов. Так что выбирать вид спорта ему не пришлось. Тем более что жили тогда Михайловы не так уж далеко от стадиона ЧТЗ. Когда слушаешь рассказы тренеров, вглядываешься в лица тех ребят: Смыслова, Масалова, Михайлова, Генергарда и других, не покидает мысль: сколько же потерял челябинский хоккей?
Их команде, да и всей «тракторной» школе хоккея помогал Валерий Васильевич. Выручал удобный график гандбольных игр: напряжённый тур, а затем месяц подготовки к следующим играм.
Посмотрел на эти «раздвоения» Николай Макаров, принявший челябинский «Мечел», и сказал Михайлову: «Заканчивай с этим гандболом». Так состоялся второй приход спортивного врача в хоккей. Он летал с хоккеистами металлургического комбината в Нарву и Гродно, в Уфу. Это были не прогулки, а кропотливая работа одного врача с тремя десятками игроков.
Через два года, в 1994-м, из «Трактора» ушёл врач Михаил Суханов. И руководство обратилось к Михайлову. С того момента он много лет был врачом главной челябинской хоккейной дружины. Хотя... без осложнений не обошлось. «У Николая Михайловича после моего сообщения об уходе лицо стало таким, как будто умер кто-то, - вспоминает Валерий Васильевич. - Теперь даже не здоровается со мной».
И вновь начались хоккейные баталии, столкновения, порой даже стычки, оборачивающиеся непрестанной работой для врача. Иногда в ходе матча голова шла кругом...

В 1987 году во время матча с «Крылышками» забил гол Сергей Хрущёв, забил - и тут же получил клюшкой по руке. Михайлов осмотрел распухший палец. В душе шевельнулось нехорошее предчувствие. И всё же после обезболивающей блокады и тейпирования игрок вновь вышел на лёд и забросил победную шайбу. А сделанный после матча рентген показал перелом. Сергей долго удивлялся тому, как с такой травмой сумел ещё и отличиться.
Как вы считаете, сегодня хоккей более грязный, силовой, чем был 10-20 лет назад?
Хоккей остался хоккеем, - отвечает Валерий Васильевич. - Другое дело, что сейчас изменилась сама система подготовки игроков. Сейчас, например, детально прорабатываем программу на следующий месяц, используем витамины в сочетании с аэробной, анаэробной, тяжелоатлетической подготовкой. Раньше либо у нас не хватало знаний, либо просто на такие вещи не обращали внимания.
Сейчас же мы рассчитываем на основе «душанинской методики» характер восстановления для каждого игрока (соответственно целям и задачам команды на конкретных этапах турнира, соответственно физическим кондициям, периодам спада и подъема, способности организма к восстановлению).
Но труднее всего, конечно, ставить ребят в строй после травм. Вот шайба попадает в стопу Алексея Чикалина. Ведущего, между прочим, защитника. Даже не играть, просто пройти по земле невозможно из-за боли. Лечим, но боль остаётся. Ждём до утра, применяем компрессы, физиопроцедуры. Но все же хоккеист не выходит на разминку, снимается с игры. Продолжаем искать способ лечения, пробуем, находим. И к следующему матчу он уже вполне готов играть.
Тут возникает вопрос о взаимоотношении врача команды и тренера. Не секрет, что с наставника команды требуют результат. В то же время врач заботится не о сиюминутном снятии боли, а о будущем спортсмена. Запущенная травма, выход на лёд с незалеченным повреждением может привести к заболеванию и даже, не приведи бог, к инвалидности.
Знаете, - замечает Михайлов, - в своё время Олег Маркович Белаковский говорил мне: «Отношения с тренером должны напоминать отношения с тёщей!» Надо всегда находить общий язык. Здесь многое зависит и от уровня образования тренера, его терпимости, от целей и задач команды, от занимаемой ею строки в турнирной таблице. Как только хоккейная дружина покатилась вниз - каждый игрок на счёту. И начинаются вопросы тренера: почему не получается, почему не залечивается. А менее умный наставник начинает искать козлов отпущения. Даже в лице врача.
С кем из тренеров вам лучше всего работалось?
С мягким, умным, интеллигентным Анатолием Шустовым, - тут же отвечает Валерий Васильевич. - Но особенно - с тренером «Полёта» Владимиром Григорьевичем Тюриным. Это был великолепный человек. Однажды мы приехали на очередной гандбольный тур в Киев. Остановились в местной гостинице «Звезда». Игроки, из-за позднего времени, не попав в ресторан, перекусили в гостиничном буфете. На следующий день у всей команды начались, мягко говоря, проблемы с кишечником. А первая игра предстояла с хозяевами - киевским СКА. Но какая тут игра, если спортсмены на тренировке больше в туалет бегают друг за другом. Теперь уже я побежал в аптеку на Крещатике. Там немного удивились количеству покупаемых лекарств, но всё же выдали требуемое. В целях чисто профилактических пришлось даже ограничить обед гандболистов крепким чаем и сухарями!
И что же вы думаете? Первый матч в тот же день сыграли вничью. А вообще в ходе тура взяли девять очков из десяти!
Тюрин тогда прокомментировал успех кратко и ёмко: «Хороший солдат перед боем всегда обос...ся должен!»
Если бы на его месте был другой тренер, - смеется Михайлов, - он бы меня просто съел...

Как вы относитесь к тому, что ваши сыновья выбрали карьеру спортсмена?
Положительно. Думается, Саша все-таки рос целеустремлённее, чем Евгений. Да и вообще та команда была сплочённее. У Александра к 12 годам наступил спад в игре. И я сказал ему: «Либо занимайся дополнительно, либо уходи». Саша показал характер. Вместе с Ларисой Могильниковой бегал кроссы, «вертел» большие обороты на перекладине - за этим делом я заставал его и в спортивном лагере, и в спортгородке нашего двора. И прибавлял просто на глазах. Входил вместе с товарищами в сборную Урала, где играл с сыном моего друга
Алексеем Яшиным. Тем с Оттавы».
Евгений не пошёл по стопам брата, но будучи всё равно трудолюбивым человеком, закончил факультет журналистики ЮУрГУ. Сейчас работает продюсером специальных проектов хоккейного клуба «Трактор» и телевизионных трансляций хоккейного матчей на канале ОТВ.
Я, как «старый солдат» в данный момент забочусь о здоровье наших спортсменов-ветеранов, бывших игроков «Трактора».
А что касается хоккейного небосклона, то на всё воля божья. Может быть, на нём зажжётся юная звезда со славной фамилией Михайлов. И это уже будет мой внук - Егор.
Богуславский Б.М. «Черные и Белые», изд. «Цицеро», - Челябинск, 2013



Спортивный врач - одна из наиболее важных профессий в спорте. Благодаря заботам врачей, достижениям спортивной медицины, атлеты успешно осуществляют олимпийский лозунг «Быстрее, выше, сильнее». О тонкостях этой профессии мы беседуем со спортивным врачом молодёжной команды «Мечел» Валерием Васильевичем Михайловым. Кстати, недавно исполнилось 40 лет с момента начала его профессиональной деятельности.

В чём отличие спортивного врача от обыкновенного?
Обычные врачи трудятся каждый в соответствии со своей узкой направленностью: окулист, хирург, гинеколог, дерматолог… А спортивный – врач широкого профиля. Он должен объединять в себе сразу несколько направлений профессии и хорошо в каждой из них ориентироваться.
Какой области медицины спортивный врач должен отдавать больше внимания? Травматологии, наверное?

Не только. Ещё и функциональной диагностике. Надо уметь правильно оценить общефизическое состояние спортсмена. Насколько он активен, продуктивен? Что ему мешает быть таким? Со спортсменами – общение очень тесное. Порой даже приходится быть психологом… Вообще, спортивный врач – это доверенное лицо. Его можно сравнить с домашним врачом, который вхож в определённую семью и знает все её секреты.
Какие качества характерны для спортивного врача?
Преданность делу, преданность команде. Спортивные врачи – мобильные… Они готовы летать за командой на игры в разные города. Им постоянно нужно движение, смена «картинки» за окном. Мне, например, кабинетная работа (как у обычного врача) неинтересна. И даже противопоказана, я считаю!
Сами занимаетесь спортом?
Когда-то занимался. В детстве я учился в суворовском училище. Имел спортивные разряды по лыжам, стрельбе и спортивной гимнастике.
Как отражается профессиональный спорт на здоровье?
Одному из тренеров «Трактора», заслуженному тренеру СССР и России Анатолию Михайловичу Кострюкову более 90 лет. Я считаю, это – благодаря спорту! Когда-то он играл за команду «Крылья Советов». Так вот, в спортклубе этой команды хранится, как экспонат, его спортивная майка… Возвращаясь к вашему вопросу, скажу: профессиональный спорт уносит, «сжигает» здоровье. А вот физкультура, любительский спорт – его поддерживают. И способствует развитию человека, «закалке» от болезней.

Есть ли специфика работы со спортсменами? С известными спортсменами, в частности? С кем из них вы работали?
Когда-то на протяжении пяти лет я работал с гандболистами… Думал, что у них самые уязвимые места плечи, руки… Ничего подобного! У них «летят» ахилловы сухожилия чаще всего. А у хоккеистов – колени, плечевые суставы, связки.
Из известных спортсменов я работал с Валерием Белоусовым, Вячеславом Быковым. Тогда, когда они были просто хоккеистами, а не знаменитыми тренерами. В общении Валерий и Вячеслав были скромны, «звёзд» из себя не строили. В молодёжной команде «Мечела» тоже есть свои лидеры. Дмитрий Исмагилов, Андрей Белозёров, Александр Меньщиков… Ничего плохого не могу сказать: нормальные ребята!
Вы работаете спортивным врачом давно. Скажите, сегодня больше травм у спортсменов, чем было раньше?
Количество травм, считаю, одно и то же. Дело в другом… Как-то, было дело, я писал кандидатскую диссертацию (правда, не защитился). Именно – по травмам спортсменов, тяжёлым травмам. И, соответственно, лечении. Материал собирал с 1976 по 1980-й годы. И реально убедился: количество травм не меняется. Цифры примерно те же. Травмы от чего зависят? От уровня физической подготовки спортсменов, их сыгранности, собранности… Причиной может стать накопившаяся внутренняя усталость или даже – какие-то проблемы дома, которые не отпускают спортсмена, он «прокручивает» их всё время в голове, и вследствие этого теряет бдительность.
Как, по-вашему, в чём причина внезапных смертей спортсменов в расцвете лет?
Моё мнение – это связано с фармакологией. Взять, например, Алексея Черепанова… Серебряный призёр молодёжного чемпионата мира; 19 лет; блестящие надежды подавал…В 2007 году, за год до смерти, его взяли в НХЛ. Конечно, его наблюдали и обследовали врачи. И вдруг – такое. Почему? Мне кажется, ему давали в НХЛ какие-то препараты. Не раз наблюдал: у нас парень – нормально, пропорционально развит был... За кордон уезжает – и, бац, наращивает за короткое время так-у-у-у-ю мышечную массу?! С чего бы? Ясно, за счёт какой-то «химии», которую им там дают, чтобы фактурности у спортсменов было больше. Я это слышал и от Сергея Гончара, который сейчас также играет за границей.
Причём, может быть и такой вариант, что спортсмены в погоне за рельефом мышц и сами что-то принимают. Какие-то витамины не до конца исследованные, к примеру.
Кем мечтали быть в детстве?
В десять лет поступил в суворовское училище в Ленинграде… Вроде, предначертано было стать военным... Как-то меня приметили киношники, хотели пригласить сниматься в фильме. Но мой командир роты возразил: «Для будущего офицера советской армии это – несерьёзно». Дескать, это не твоя тема. Училище я окончил с «золотой» медалью, у меня был выбор: куда дальше идти… Среди моих близких родственников имелось немало тётушек, которые постоянно болели, ходили по больницам… Но это не особенно им помогало. Вот, из сочувствия к ним, я и решил: буду врачом! Надо им помочь… «Плюс» я любил ботанику. Любил выращивать растения, наблюдать за тем, как они развиваются… Поэтому решил поступать в Ленинградскую ордена Ленина военно-медицинскую академию имени Кирова. Окончить её, правда, не удалось. Но я не горевал: вернулся в Челябинск и поступил в местный медицинский институт.
Последний вопрос… Началась зима. Дайте совет нашим читателям: как не болеть?
Рекомендую сделать прививку от гриппа. И – побольше двигайтесь! Жизнь – в движении.
Ирина Богданова, «Челябинский металлург»