Сбор средств

Показаны сообщения с ярлыком Кузьмин Александр Константинович. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Кузьмин Александр Константинович. Показать все сообщения

понедельник, 17 марта 2014 г.

Кузьмин Александр Константинович

Кузьмин Александр Константинович 17.03.1947



















Белово, Кемеровская обл. Вратарь. Заслуженный тренер РФ. Воспитанник Шахтер Белово. За Трактор провел сезон 1972/73 годов, 3 игры. Игровой № 1. Окончил ВШТ (Москва) 
Карьера игрока: «Локомотив» Омск класс «Б» – 1967/1968-1969/1970, СКА Новосибирск класс «А» 2 группа – 1969/1970, 2 лига - 1970/1971, «Водник» Тюмень 2 лига – 1971/1972, «Трактор» – 1972/1973, «Рубин» Тюмень 2 лига – 1971/1972-1978/1979, 1 лига – 1979/1980 
Карьера тренера и спортивного функционера: «Рубин»/«Газовик» Тюмень – 1978/1979-1979/1980 играющий тренер, 1982/1983 начальник команды, 2 лига, чемпионат РСФСР - 1983/1984 – 1991/1992, 1 лига – 1992/1993, элитная лига – 1993/1994, МХЛ – 1994/1995-1995/1996, суперлига – 1996/1997-1998/1999, старший тренер высшая лига – 2008/2009-2009/2010 главный тренер, «Шахтер» Прокопьевск высшая лига – 2001/2002, «Кедр» Новоуральск высшая лига – 2001/2002- 2003/2004, «Динамо-Энергия» Екатеринбург высшая лига – 2006/2007, «Тюменский легион» МХЛ – 2010/2011, 2012/2013 главный тренер, 2011/2012 тренер, ДЮСШ «Рубин» Тюмень 2013-2015

Александр Кузьмин: Слава Богу, что ребята еще не бастуют 
После матча я побеседовал с главным тренером тюменского «Рубина» Александром Кузьминым.
Я - воспитанник кузбасского хоккея. Впервые за команду мастеров сыграл в Омске. Затем выступал за новосибирский СКА, челябинский «Трактор», - рассказал Кузьмин. - В Тюмень переехал в 1973 году и 7 сезонов отыграл за местную команду. В 1980-м поступил в московскую Высшую школу тренеров, через два года ее закончил и вернулся в Тюмень. Сезон проработал начальником команды, а в 1983 году принял «Рубин» в качестве старшего тренера. 
Тяжело «Рубин» пробивался в элиту? 
Не без проблем. Мы начали свое восхождение из низов второй лиги, 5 лет играли без собственного Дворца спорта. Мне была поставлена задача, пока идет реконструкция ледовой арены, спасти тюменский хоккей. В 1988 году она у нас появилась, и мы потихонечку, по шажку докарабкались до высшего дивизиона отечественного хоккея, где вот уже второй сезон играем вполне успешно для своего уровня. 
Как команда попала в МХЛ? 
В свое время «Рубин» победил в первой лиге, которую вскоре расформировали. Два сезона провели в так называемой элитной лиге, затем участвовали в открытом первенстве России, где занимали вторые места. Вступительный взнос в МХЛ - 200 миллионов рублей, что по тем временам было немалыми деньгами, заплатили без проблем, так как игра команды полностью оправдывала финансовые затраты. 
Как создавали новый «Рубин»? 
Сначала обходились своими, тюменскими хоккеистами. Но постепенно выяснилось, что решать вставшие перед командой новые, более трудные задачи силами воспитанников нашей хоккейной школы не удастся, поэтому пришлось укомплектовать «Рубин» приезжими игроками. 
Выходит, что плохая работа школы - ваша основная головная боль? 
Для второй лиги она готовит хоккеистов просто отлично. Но «Рубин»-то играет уже не во второй. 
Выход есть? 
Нужны деньги. Тогда можно было бы пригласить квалифицированных тренеров, создать им соответствующие условия для работы, построить, может быть, еще один каток. Ведь если мы всерьез хотим крепко обосноваться в РХЛ, то нужно позаботиться о надежных тылах, где бы исправно готовился классный резерв основной команды. 
Ну это в будущем, а что пока? 
А пока... Набрали хороших игроков - заняли приличное место, не набрали - опустились вниз. Свободных приличных хоккеистов остается все меньше, их собственные клубы стараются удерживать. Ну а платить бешеные деньги за звезд «Рубину» не по карману. 
А многие считают, что с финансами у вас все в порядке. 
Ну да - Тюмень, нефть, газ, деньги лопатой... Заблуждение все это. После того как наша область распалась на отдельные округа и не стало мощного мегаполиса, с финансированием дело обстоит не так хорошо, как бы хотелось. Но даже в этих условиях администрация области, города, наш главный спонсор «Тюменское моторостроительное объединение» в меру своих возможностей помогают команде. Да, бывают перебои с выплатой зарплаты игрокам и тренерам, слава Богу, что ребята профессионально подходят к этому непростому вопросу и не бастуют, как это случается в некоторых коллективах, а играют и тренируются по максимуму.
Вспомним прошлый сезон. За счет чего, на ваш взгляд, «Рубин» очень здорово выступил в «плей-офф»? 
Во многом за счет удачи, без которой в спорте не прожить. На первом этапе прошли ярославцев, у которых внутри команды не все было в порядке. Московский «Спартак» одолели на волне предыдущего успеха. Полуфинал с «Динамо» мы не выиграли, но сопротивление оказали достойное. Ожидали ли мы сами от себя такой прыти? Если честно, то нет: проиграв дома первый матч «Торпедо», многие игроки разуверились в благополучном исходе раунда и ехали в Ярославль только потому, что так надо. Более того, диктор тюменского Дворца спорта попрощался с болельщиками до будущего сезона, настолько никто не верил в «Рубин». 
А какому соревнованию вы уделяли большее внимание - чемпионату или Кубку МХЛ? 
Изначально - первенству, а что касается Кубка, то к нему физические кондиции игроков достигли оптимального состояния, плюс мы были не озадачены, как другие команды, тем, что обязательно должны выиграть что-то. 
А какие надежды связываете с этим сезоном? 
Прошлогодний результат ко многому обязывает. 
Что представляет собой «Рубин»-97? 
Я располагаю тремя сбалансированными звеньями нападающих: Елаков - Латышев - Дякив (последний в игре с «Крыльями» участия не принимал. - В.У.), Щелкунов - Бабенко - Валиуллин и Толоконцев - Шайдуллин - Иванов. Но существует определенная проблема: команда возрастная, и получается так, что мне - не до тренировочного процесса, главное - поскорее восстановить игровые возможности ветеранов, которые во многом предопределяют результаты матчей. 
Вы отметили нападающих. Что, игроки обороны слабее? 
Есть и в этой линии свои лидеры. Скажем, Халим Нигматуллин, которого несколько раз приглашали во вторую сборную России. Кстати, он - первый настоящий тюменский игрок, который добился столь почетного права. Дмитрий Саенко выступает более или менее ровно. Весьма полезен Плотников, когда он в хорошем физическом состоянии. А вот остальные играют нестабильно. 
Последний рубеж обороны - достаточно прочный? 
Василевский стоит добротно, но тяжело одному весь сезон вытаскивать матчи. Второй же вратарь, Сергей Киряхин - игрок с опытом, но без достаточной игровой практики, поэтому в ответственных встречах я доверяю место в воротах Василевскому. 
В этих ответственных встречах тюменцы выглядят в этом сезоне просто отлично. 
Действительно, мы первыми нанесли поражение суперклубу Восточной зоны - тольяттинской «Ладе», дважды обыграли Магнитку, побеждали «Салават Юлаев» и «Авангард» - все эти клубы высокого класса. Сейчас боремся с западными клубами, и сразу бросаются в глаза высокие скорости этих команд, их динамичность. Однако из-за молодости игроков чересчур много суеты на льду...

Владислав УТКИН



Александр Кузьмин: Дрессирую тигров, а мяса нет! 
Александр Константинович не раз выступал на страницах нашей газеты. Но, будучи тренером, как правило, касался вопросов предсезонной подготовки своей команды или итогов прошедшего первенства. А ведь наставниками команд бывшие вратари становятся редко. Много ли их вспомните? Зато если возглавляют команду, то надолго. Все, как в прежней - игровой - жизни: нападающие и защитники меняются на площадке каждую минуту, а голкиперы стоят бессменно. Отчего же нечасто из них выходят тренеры? 
Я не считаю, что уж очень редко. Николай Пучков, Валерий Киселев, Владимир Шумков, Валерий Постников... Но, думаю, что отношение к вратарям не совсем правильное: простоял всю жизнь, в спину защитникам проглядел, да еще град шайб, как камней, в него летят - не каждому приятно. Как говорил Николай Григорьевич Пучков, «нормальный человек в ворота не встанет». Слышали, наверное? А раз ненормальный, то не может быть тренером.
Но не зря есть и другое выражение; вратарь - половина команды. Какая бы хорошая команда ни была, со слабым голкипером высоких результатов не добьется. Это очень тонкая профессия. Я даже называю вратарское ремесло (или искусство) ассенизаторской работой. Может, смешно, но это так: подчищают все ошибки и форвардов, и защитников. Те ошибутся - еще есть кому выручить. А за голкипером - лишь линия ворот да красный свет. Вратарь предназначен спасать команду. Это мое твердое убеждение. Кто не спасает - не вратарь. Этому ремеслу свойственны большие психологические нагрузки, а они тяжелее физических. Хороший вратарь всегда анализирует свои просчеты, заново прокручивает ситуации. Скажу, что если бы такой подход был у каждого полевого игрока, давно бы профессионализм в хоккее был выше!
И, конечно, игра стража ворот существенно зависит от поставленной техники - «школы». Если она есть, он действует позиционно правильно, выкатывается и выполняет все технические приемы за очень короткое время. Это и есть класс вратаря. 


Уровень отечественных голкиперов упал? 
Наверное, нет. Если сравнивать с нашим поколением, общий класс вырос. Но нет личностей, про которые можно было бы сказать: «Вратарь сборной». Таких, как раньше Третьяк или Коноваленко. Помню, как раньше смотрел по телевидению игры. И даже ездил за 80 км на открытом грузовике в Новокузнецк, чтобы наблюдать за игрой Чинова или Зингера. 
А откуда? 
Начал играть в Кузбассе, в тихом шахтерском городке Белово. А в 1965 году поступил в Омский институт физкультуры, где год играл на первенство области, пока не заметили тренеры. При институте была создана команда «Локомотив», которая три сезона выступала в классе «Б», а в 1969 году вышла с хабаровским СКА в класс «А». В Ухте, где проходила финальная пулька победителей зон, я был признан лучшим вратарем. А лучшим защитником стал хабаровчанин Геннадий Цыганков, перешедший после этого в ЦСКА. Ряд приглашений был у меня. Но поскольку учился, еще год отыграл за «Локомотив». А в 1970 году призвали в армию, и сезон провел в новосибирском СКА. 
Из того омского «Локомотива», кроме вас, главным тренером клуба суперлиги стал Л.Киселев - нечастый случаи для одной команды... 
Из «Локомотива», в котором все хоккеисты были студентами института физкультуры, 9 человек закончили Высшую школу тренеров, а двое стали кандидатами педагогических наук (один из них - Сергей Дерябин, работающий в Москве на кафедре хоккея ГЦОЛИФК). Эти достижения связаны с Марком Исааковичем Судатом, тренером команды и нашим преподавателем в институте. Мы уже тогда тренировались по современной методике, первыми стали применять двухразовые тренировки. Судат привил нам дисциплину, трудолюбие, самоконтроль. Плюс знания, полученные в институте. Мы уже разумно связывали свою судьбу с тренерской работой. Юрий Коновалов (вместе в «Рубине»), Юрий Синюгин и Владимир Шевченко (помощники Л.Киселева в Омске), Николай Карнаухов (директор ДЮСШ в Тюмени), Станислав Первушин... - его ученики. 
Какова дальнейшая судьба омского «Локомотива»? 
Он был реформирован. Вышли на другой уровень, но убедить руководство Омской железной дороги, что для хорошего выступления нужны большие деньги, было тяжело. Причина - безденежье, как и ныне.
Я уехал в Тюмень, а оттуда попал в челябинский «Трактор». Очень благодарен Виктору Иванову, который поддерживал меня вначале. Прошел всю предсезонку, попал в состав, хотя было очень трудно. Ведь из второй лиги попал в высшую, уровень которой был значительно выше. Скажу, что я самоучка. Никто мной конкретно не занимался, все сам подглядывал. Тем не менее, дошел до высшей лиги. Дебют в «Тракторе» состоялся против ЦСКА и «Спартака». Сила тогда у них была!.. Напропускал много шайб, и отбилась охота выступать на этом уровне. И, если смотреть правде в глаза, класс мой не соответствовал требованиям. Не было «школы», технику мне не ставили. А одной реакции мало. Понимал, что самоучке очень сложно. От игр удовлетворения не получал, а перед командой было неудобно, на меня ложился груз ответственности. Когда в «Тракторе» произошла смена тренеров (В.Столярова на А.Данилова), мы полюбовно договорились, и я вернулся в Тюмень. 
С вашим приходом тюменская команда сразу стала попадать в призеры... 
Команда была неплохая, но когда я отправился в «Трактор», вратаря не нашли. Взяли молодого - и заняли 9-е место. С моим приходом и ряда игроков расформированного омского «Локомотива» заиграли гораздо лучше. Заняли третье место в зоне, а на следующий сезон уже вели спор с Нижним Тагилом за выход в первую лигу. Потом ряд хоккеистов закончил играть, у других - появился непрофессиональный подход - команда пошла вниз. Был уволен тренер Евгений Субботин и пришел Владимир Шумков, пригласивший 14 опытных мастеров (Краев, Малько, Панфилов, Прокофьев...). Через год вошли в первую лигу.
Футбол и хоккей в Тюмени зависят от личности. Допустим, высшая лига футбола связана с такой личностью, как Салманов. Это первооткрыватель тюменской нефти. Под его опекунством и была создана команда. Могу сказать, что возродил хоккей К.Г.Авербух, замдиректора судоремонтного завода. Второе возрождение (и смена названия) была, когда команду передали моторному заводу (директор - В.Я.Хуторянский). Курировал команду и один из заместителей губернатора области С.Н.Мартынушкин. После его смерти командой занимаются, но нет человека, который бы на том уровне объяснил, что профессиональный ХК требует больших расходов - не только на зарплату и премии, но и на содержание фарм-кпуба, штатов, автохозяйства... Без куратора, который бы взял под опеку команду, она пошла вниз и в последние три года полностью поменялась. Из тех, кто попал в восьмерку лучших и дошел до полуфинала Кубка, остались лишь Плотников, Саенко, Валиуллин и Гапынский. Трудно комплектоваться. Остались лишь молодые, да те, кто уже прошел пик формы. 
Александр Константинович, а как вы перешли к тренерской деятельности? 
Еще играя в воротах, готовил себя к этой работе. Мне довелось тренироваться у хороших специалистов. Таких, как М.И.Судат, И.А.Полынков (СКА Новосибирск), Е.В.Субботин («Водник» Тюмень), В.Г.Шумков, В.И.Столяров, А.П.Данилов. У каждого что-то перенимал, вел записи тренировочной работы. Было интересно, душа лежала к этому. Когда вошли в первую лигу, я выступал на пару с Голдобиным и был играющим тренером у Шумкова. Приобщился к «писанине». Да и гены, наверное, сказываются. Мать работала учительницей - от нее передалось - работаю воспитателем, тренером. 
А ваши гены, видимо, тоже сказываются... 
Старший сын Костя (1970 г.р.) играл в фарм-клубе вратарем. Больших успехов не добился, наверное, благодаря мне, поскольку я не видел у него устойчивой психики. Вспыльчивость не должна быть свойственна голкиперам. Второго сына сознательно не пускал в ворота. По моей просьбе он был защитником. Третий - Роман - сейчас выступает за фарм-клуб. Тренируется с нами. Есть задатки, характер. Он сам стал вратарем. Я не препятствовал. Главная беда детей: моих, Г.Цыгурова, А.Картаева... - то, что отцы являются их тренерами. У окружающих предвзятое отношение к ним, общественное мнение работает не в их пользу: кажется, что отец «тащит» своего ребенка. Это везде так.
Есть еще дочь - кандидат в мастера спорта по художественной гимнастике и младшим сын (1990 г.р.). Он сейчас центральный нападающий в детской команде «Газовик». Уже 3 года занимается, а на коньки встал в 3 года. Так что у меня полный комплект игроков: два вратаря, защитник, форвард. 
Говоря о старшем сыне, коснулись черт характера вратарей. Они должны обладать специфическими качествами? 
Конечно. Например, надо терпеть боль. Помню в «Тракторе» броски Николая Макарова...
Но самое главное - психологическая устойчивость. Если голкипер начинает «дергаться», это моментально передается команде - она начинает пятиться, жаться, опасаясь за тылы. И наоборот: возьмет «неберущиеся» шайбы - придает дополнительную силу игрокам.
И, считаю, хоккеист должен играть во все - баскетбол ручной мяч, футбол. Это способствует развитию мышления, понимания. Узкая специализация неправильна. Скажем, я играл вратарем и в футболе: не всегда ж таким толстым был, а «в меру упитанным мужчиной». Сборная нашего института занимала второе место в Российском студенческом первенстве. В Москве в финале уступили МАИ. 
А сказывается ли как-то ваше бывшее амплуа на работе с полевыми игроками? 
Я ведь все видел. 14 лет выступал в командах мастеров, 17 лет руководил: год - начальник команды и 16 - главный тренер. Может не все покажу сам лично, как Картаев или Белоусов. Но есть помощники. Юрий Коновалов был форвардом, Григорий Балашов - защитником.
Стараюсь общаться со всеми ведущими тренерами, не стесняюсь повышать знания. Читаю спортивную литературу, воспоминания знаменитых наставников - как проходило становление, создавался микроклимат, рабочая обстановка.
Не секрет, что «Рубин» был возрастным коллективом. Часто брали тех, кто не проходил в омский «Авангард» (Л.Киселев оказывал помощь). Многие - Латышев, Архипов, Качесов - доигрывали у нас. Мне было приятно с ними - умелыми, квалифицированными хоккеистами. Задача была: поддерживать их физическое состояние и не мешать играть в хоккей. Видимо, удавалось, находили взаимопонимание.
Сейчас больше внимания уделяю вратарям. Раньше сборы их проводили, а сейчас денег не хватает. 
И, конечно, вопрос: с нем связан ваш уходе поста главного? 
Задолженность коллективу по зарплате, премиям, контрактам достигла
двух лет. В этой ситуации я потерял нить управления этой командой. Ситуация, будто вхожу в клетку к тиграм, заставляю их прыгать через горящее кольцо с тумбы на тумбу.
Они рот разевают - а мяса у меня нет!
С нестабильным финансированием и не совсем профессиональным отношением хоккеистов дальнейшая работа не принесла бы удовлетворения ни мне, ни окружающим. Когда поставили задачу сохранить тюменский хоккей, я задал ряд вопросов по полному расчету с командой, выполнению контрактов, выделении на «переходку» определенных средств, заключению контракта со мной. Руководство посчитало, что я строптивый.
Было жалко покидать команду. Все-таки один из долгожителей. По-моему, за В.В.Постниковым и В.В.Тихоновым - третий результат среди тренеров... 
Заслужили бронзовую медаль за третье место... Надеюсь, еще услышим о новых ваших успехах!    
Сергей Чернышев 
Футбол Хоккей Южного Урала № 37 (355) 1999 г.


Александр Кузьмин: Живу хоккеем 
Александр Кузьмин — имя, которое знает каждый болельщик хоккея. Обычный парень, вратарь «Рубина», тренер «Рубина» и просто замечательный собеседник. Именно, когда Александр Константинович возглавлял клуб, команда добилась наивысшего результата в истории тюменского хоккея. В сезоне 1995–1996 годов «Рубин» вышел в полуфинал розыгрыша Кубка Межнациональной хоккейной лиги, уступив только московскому «Динамо», которое впоследствии и одержало победу в финале. Заслуженный тренер России, награжден Орденом Дружбы. При Александре Константиновиче ярко проявились способности воспитанников тюменского хоккея, которые входили в основной состав сборной страны. Кузя, так его называли тюменские болельщики, до сих пор в хоккейной обойме и заканчивать с историей всей своей жизни не намерен. 
Александр Константинович, расскажите про хоккейное детство, юность, отрочество? 
Родился в Кузбассе в шахтерском городе Белово. Летом играл в футбол, зимой - в хоккей. В те времена там не было детских спортивных школ, играли «улица на улицу». В 12–13 лет после открытия спортшколы почти сразу попал в команду «Шахтер», а уже в 16 лет играл за взрослых на первенстве Кузбасса. После окончания школы встал вопрос куда ехать учиться. Тем более я уже на 100 процентов решил связать жизнь со спортом. В 1965 году поступил в Омский институт физической культуры, учился на кафедре хоккея. Играл при вузе в команде мастеров «Локомотив», тренировал нас Марк Судат. Смело могу сказать, что это мой наставник и учитель. Марк Исаакович научил честно, добросовестно и ответственно работать. Вбил в головы ветреным мальчишкам, что спорт — это серьезная работа, где без огромного труда и дисциплины больших успехов не достичь. Я эти слова пронес через всю свою игровую и тренерскую карьеру.
После окончания вуза отыграл сезон в новосибирском СКА. На первенстве вооруженных сил меня заметила Тюмень и пригласила в команду. Тогда это была еще команда «Водник». Это был сезон 1971–1972 годов. А весной 1972 года меня пригласили в команду высшей лиги СССР в челябинский «Трактор». Команда была близка мне по духу. Плюс, у меня жена уралочка. Мы с ней в Омском институте встретились. Она конькобежка, а я хоккеист, так и снюхались на коньках. Вот уже 43 года вместе.
Сезон в «Тракторе» показал, что мне многому еще нужно учиться, не хватало вратарской школы. Я вернулся в Тюмень, но уже в «Рубин». Это был 1973 год, и мы выступали в классе А. Началась новая история тюменского хоккея. Кстати, в первую лигу «Рубин» вошел в сезоне 1978–1979 годов. Еще тогда я стал готовиться к тренерской работе. Последние два года перед завершением спортивной карьеры был играющим тренером. Кстати, заметил во мне задатки тренера один из наставников «Рубина» – Анатолий Муравьев. Он же посоветовал мне записывать все тренировки в специальные тетради. Так что у меня все сезоны «Рубина», когда я стоял на тренерском мостике, в тетрадях.
Сезон в тетради — это карта-годовой план размером 30 на 40 см. В ней отмечены все игры, тренировки, переезды команды. Краткая и понятная карта - ключ к толстой тетради, в которой все-все-все: от нагрузок до результатов матчей.
Сейчас таким способом расписывать сезон уже никто не пользуется. В современное время все автоматизированно. А я по-старинке, мне так удобно. Так нас учили. Нас - это Валерия Белоусова, нынешнего наставника «Трактора», Владимира Крикунова, Петра Воробьева и других. Многое дали наши учителя: Анатолий Тарасов, Аркадий Чернышев, Виктор Тихонов, Анатолий Кострюков. 


После вратарской карьеры стать тренером было сложно? 
Завершив карьеру вратаря, я уехал учиться в высшую школу тренеров в Москву. От Тюменской области была всего одна квота. Не просто было туда попасть, надо было быть коммунистом. У меня и партбилет был. Это были два незабываемых года — знания, общение, практика у самых известных тренеров СССР, где мы по чуть-чуть впитывали мастерство, колоссальный опыт. В частности, у Анатолия Тарасова учились педагогике и психологии.
Расскажу вам историю. Сдаю экзамен Тарасову, и он мне задает вопрос: «Вот ты – тренер сборной Советского Союза. Как ты себя поведешь в ситуации, если Володьке Крутову рассекли щеку?». Я отвечаю, что быстро позову врача. На что слышу: «Плохой ты тренер. Надо подойти к игроку, достать носовой платок, вытереть кровь и сказать «Володя, ты мне нужен». Я этот совет запомнил надолго и много раз применял на практике. Знаете, какой эффект? Парень забьет гол, а ты ему на ушко говоришь: «Профессор ты». Психология в спорте играет большую роль. 
Вы были еще и психологом? 
Тренер и психолог, и педагог, и теоретик. Хоккей – это целая наука. 
После школы, вы вернулись в Тюмень. Расскажите о тренерском поприще. 
В 1982 году я стал начальником команды. Тренером «Рубина» тогда был Юрий Коновалов. Это было сложное время для команды: высококвалифицированные игроки ушли, приезжали, как я их называю, – «игроки-вахтовики». Приехали, отыграли и уехали. Своей школы сильной не было. Она, несомненно, развивалась, но еще не давала игроков для первой лиги, к сожалению. В 1983 году Коновалов подает в отставку, а Дворец спорта закрывают на реконструкцию. В это время мне и доверили возглавить команду. Возводили крышу над ледовым пять лет, и все это время мы были без тренировочной площадки, а 75–80% домашних игр проводили в Свердловске, Глазове, Первоуральске. И задача в то время стояла одна - сохранить тюменский хоккей в классе «А». Мы эту задачу выполнили.
И вот первый сезон в новом дворце, под крышей. Предвзятое отношение было ко мне: типа какой он тренер, он же вратарь. Но мне дали шанс. И сезон мы закончили на четвертом месте из шестнадцати команд. В следующем стали вторыми, а еще через год вернулись в первую лигу. В эти годы в хоккее происходит реорганизация. Появляется Межнациональная хоккейная лига, в которой выступали 14 команд. «Рубин» вошел в нее в сезоне 1994–1995 годов, но попасть в плей-офф нам не удалось. А вот в следующем сезоне шороху навели. Дошли до полуфинала плей-офф, по пути сокрушив такие хоккейные глыбы, как ярославский «Торпедо» и московский «Спартак». В полуфинале мы играли с московским «Динамо» и в первой игре вынесли их со счетом 7:1. Во Дворце спорта мест свободных не было, болельщики сидели на ступенях. Но в гостях проиграли две встречи, а «Динамо» стал чемпионом страны. Интересно, но москвичи вообще не представляли, откуда мы и что за команда. Нас величали: «Рубин», приехал из Тюлени».
С 1983 по 1999 я бессменно руководил тюменской хоккейной дружиной «Рубин». Это третий в стране результат по продолжительности тренерской карьеры на одном месте. Первое место занимает легенда спорта Виктор Тихонов, второе - Валерий Постников. 
За последнее десятилетие хоккей изменился? 
Конечно. Это тенденции мирового развития игры. Произошло слияние стилей североамериканского и европейского. Невозможно играть тут в свой хоккей, а там – в свой. Тем более, что множество российских игроков выступает за океаном, а иностранцев – у нас. Мне кажется, современный хоккей не такой красочный и комбинационный, но он стал более скоростным и контактным. 
За какую команду болеете в КХЛ и НХЛ? 
Болею за своего однокашника по тренерской школе Валерия Белоусова. В этом конкретном сезоне болел за челябинский «Трактор». Я ведь каким-то боком прикасался к этой команде. Это хорошая дружина, которая проповедует коллективный, комбинационный и техничный хоккей. Если говорить про НХЛ, то я за российских игроков. Любимые из них Павел Дацюк, Евгений Малкин и Александр Овечкин. 
А из вратарей? 
Кроме воспитанника тюменца Константина Барулина, нравится игра Александра Еременко. 
Чемпионат мира по хоккею будете смотреть? Защитим титул? 
Всегда смотрю. Конечно, надо защищать. Первое место на мировом первенстве -хороший задел и подспорье перед Олимпийскими играми. 
У вас же в семье четыре вратаря? Расскажите о преемственности. 
Да, нас четверо. Я, два сына и внук. Роман до сих пор защищает ворота под флагом Казахстана. Но он хочет в Россию перебраться и продолжать играть. Внук, Александр Константинович младший с клюшкой в руках с младенчества. Он учится в школе «Рубин», с ним работает профессиональный тренер, ставит ему технику. Это очень важно. Мы же самоучками были. В Тюмени две детские хоккейные школы. Слишком мало. Например, в Челябинске их пять. Чем больше охватить ребят, тем больше возможностей звездочку поймать, найти и подготовить хорошего хоккеиста. 
В чем философия хоккея? 
Есть у меня одна тетрадь. Я записываю в нее интересные фразы и мысли великих людей и тренеров. Вот некоторые из них, которые имеют отношение к хоккею и философии: «Хоккей – это не игра, а образ жизни», «Хоккей не терпит слабых и дохлых в моральном плане. Если эти вещи не понимать, то незачем брать в руки клюшку», «Хоккей игра командная и больших успехов может добиться только дружный коллектив единомышленников». Что тут добавишь?.. 
Александр Константинович, легче играть или тренировать? 
И то, и другое не просто. Но если упорно, целеустремленно и настойчиво работаешь — все получится.




http://r-hockey.ru/player.asp?TXT=938
Форум хоккейных статистиков
Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988
Золотарев И. авт.-сост.«50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997
Жидков В. Отечественный хоккей. Высший эшелон. 1946-1947 - 2006-2007
Фото из архива Г.Цыгурова и свободных источников